Среда, 11.12.2019, 12:29Главная

Наш опрос

Что делать с мусором по берегам?
Всего ответов: 180

Статистика

Поиск

Календарь

«  Февраль 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28
Главная » 2011 » Февраль » 4 » Государство в государстве
16:59
Государство в государстве

От Вологды до Борка по прямой чуть более 120 километров. Но извилистая дорога идет в Образованный в 1945 году, Дарвинский государственный природный биосферный заповедник находится на полуострове, с трёх сторон омываемом водами Рыбинского водохранилища.

Часть заповедника с примыкающей акваторией территориально относится к Вологодской области, часть - к Ярославской. Но такое административное деление существует лишь номинально. Земли находятся в федеральной собственности и де-факто образуют своеобразное государство в государстве, власти которого не имеют прямого подчинения ни Вологодской, ни Ярославской областям.

Эти ассоциации усиливают и дорожная отдалённость заповедника от ближайших центров цивилизации и охраняемые кордоны на его границах. Поэтому назначаемый непосредственно из Москвы директор заповедника здесь действительно царь, бог и воинский начальник. Именно он решает вопрос с выделением дров для местных жителей (а деревянные дома в Борке имеют печное отопление), распределяет премии, может дать (а может и не дать!) машину для поездки в Череповец, да и практически так или иначе определяет все условия существования местной социальной сферы, представленной в Борке начальной школой с двумя учениками, магазином и медпунктом.

Но если прежде в Дарвинском заповеднике наблюдалась руководящая стабильность и обычно назначенцы из Москвы «властвовали» здесь не менее пяти-десяти лет, то за последние полтора года тут сменилось уже три директора!

Увольнению Андрея Кузнецова (а он был директором по июль 2009-го) предшествовала неприглядная история с разбазариванием средств, выделенных на строительство автодороги к заповеднику.

В августе 2009-го на должность директора был назначен Андрей Шалыбков, который в 90-е годы уже руководил заповедником в течение семи лет. Но во второй раз Андрей Анатольевич смог удержаться в директорском кресле только десять месяцев, и был снят с должности руководством Минприроды РФ. Как поговаривают, из-за «рыбного скандала».

Рыба - всему голова!

Здесь следует сделать пояснение. Несмотря на то, что в заповеднике действует строгий охранный режим, многие из его сотрудников традиционно зарабатывали себе на жизнь промысловым ловом рыбы. При ежемесячной зарплате в 5-7 тысяч рублей - это не хобби, а чуть ли не единственный способ прокормить свои семьи. Тем более что в состав заповедника входят не только заповедные, но и охранные (прилегающие) территории, где промысловый лов допускается на основании специальных разрешений.

Сотрудникам же заповедника и его ветеранам любительский лов разрешён непосредственно на заповедной территории (в отдельных зонах). Такое же право имеют и гости заповедника, но уже за деньги. Правда, официально это называется «оказанием благотворительной помощи», но сути дела это не меняет. Заплатил деньги - и иди рыбачь.

Размер благотворительного «взноса» официально определяется на научном совете. Ныне он составляет 3700 рублей с человека за каждый день рыбалки. Но эти деньги, по крайней мере, оприходываются через кассу и затем идут на неотложные нужды заповедника. Гораздо хуже, когда инспекторы охраны и дежурные на кордонах пытаются наладить свой, неподконтрольный никому «бизнес» (вот они, недостатки «государства в государстве»!).

Почувствовав вседозволенность, некоторые из сотрудников начинают откровенно «борзеть». Могут и рыбки где хотят половить, и друзей на это дело пригласить, а то и устроить прямо в строго охраняемой зоне этакое подобие охотничьего стрельбища. В своё время неожиданно прибывший в заповедник с проверкой замминистра природы Майданов был несказанно удивлён, когда обнаружил в урочище Бор-Тимонино поле, засеянное овсом, гильзы от охотничьих патронов. Стало ясно, что кто-то из «своих» прямо в заповеднике охотился на медведей.

Впрочем, Андрей Шалыбков к этому скандалу прямого отношения не имел, а был снят с должности из-за разночтений о старой-новой границе заповедника. Осенью 2008 года было проведено межевание заповедных территорий по воде и суше. Но границу провели таким образом, что часть акватории реки Мологи, которая отделяет Вологодскую область от Тверской, «прирезали» к заповеднику. Но именно здесь промысловым способом ловили рыбу сотрудники заповедника, якобы в свободное от основной работы время трудившиеся в индивидуальном предприятии, где не последнюю роль играл всё тот же... Андрей Шалыбков.

«Разобраться с пианистами»

В мае прошлого года в заповедник из Москвы прислали нового руководителя - Валерия Ноздрачёва. Он сразу же стал «закручивать гайки» в отношении своих подчинённых, одновременно являвшихся рыбаками, и поссорился с ещё одним бывшим директором заповедника (при Шалыбкове он был заместителем по охране), а ныне председателем местной ветеранской организации Василием Нестеренко.

Негативно восприняли многие жители Борка и то обстоятельство, что на работу в охрану вновь были приняты представители так называемой «брейтовской оперативной группы» из Ярославской области, незадолго до того уволенные Шалыбковым. Причём одного из восстановленных работников - Александра Матросова - Ноздрачёв назначил новым заместителем по охране.

Стихийно в Борке возникло как бы три центра «оппозиции», недовольных действиями нового директора. Лидерами непримиримой борьбы стали вышеупомянутые Андрей Шалыбков и Василий Нестеренко, а также теперь уже бывший заместитель директора по научной работе Николай Зеленецкий.

Вместе с тем коллективную жалобу на действия Валерия Ноздрачёва подписали и десятки других людей. Среди них - лаборанты и научные сотрудники заповедника, несколько работников охраны, местные пенсионеры, продавец магазина и заведующая медпунктом... Точнее - жалоб было уже несколько. И в последней из них, отправленной на имя Губернатора Вологодской области, противники нынешнего директора пишут про него очень нелицеприятные вещи.

«Каким-то образом В.С. Ноздрачёву стали известны фамилии тех людей, которые подписали наше первое обращение, направленное ещё в августе. И теперь директор и его «соратники»... в открытую высказывают угрозы на жаргоне братков, типа «разобраться с пианистами». Ко многим из нас начались откровенные придирки. Незаконно составляются протоколы о якобы нарушениях заповедного режима, причём задним числом. Кому-то намекнули, что придётся уйти с работы. Культивируется доносительство и наушничество. ...По распоряжению В.С. Ноздрачёва все исправные плавсредства научного отдела были переданы в отдел охраны. Тем самым действия директора поставили под угрозу срыва выполнение научно-исследовательских работ. При назначении премиальных выплат принимаются во внимание не достижения в работе, а личные пристрастия - отношения и «кто с кем дружит». Практикуется абсолютно авторитарный стиль руководства, который неприемлем в научных организациях ...»

Высказывались в жалобе и другие претензии - уже бытового плана: общественный транспорт до Борка не ходит, в районную поликлинику, к которой прикреплены местные работники и пенсионеры, выехать проблематично.

Ударом на удар

Но у Валерия Ноздрачёва также нашлись свои сторонники, и тоже не последние люди в местной табели о рангах - бывший директор заповедника Андрей Кузнецов, его заместитель по охране, молодая учительница местной начальной школы...

После серии словесных, а то и кулачных стычек (каждая из противоборствующих сторон винит в этом оппонентов, а своё появление в качестве фигурантов скандальных историй объясняет «спланированными провокациями») борьба «за справедливость» перешла на новый виток. В середине декабря Николай Зеленецкий, Василий Нестеренко и ряд других сотрудников заповедника приехали в Вологду, где изложили свои жалобы вице-губернатору области Виктору Рябишину и начальнику департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Александру Завгороднему.

К сожалению, напрямую повлиять на ситуацию в заповеднике областные власти не могут - это не в их компетенции. Но представителям правоохранительных органов и областным экологам даны указания по мере возможностей пресекать природоохранные нарушения (в частности, организована рабочая группа, которая займётся патрулированием прилегающих к заповеднику земель, а непосредственно в Борок перед Новым годом выезжала комиссия, сформированная из специалистов областных структур и администрации Череповецкого района). Кроме того, региональные власти пытаются решить вопрос по кандидатуре директора заповедника через Министерство природных ресурсов РФ и приёмную полномочного представителя Президента РФ в СевероЗападном федеральном округе.

В соответствии с существующим порядком назначение на должность директора заповедника производится приказом главы Минприроды по согласованию с полпредом Президента. И хотя Валерий Ноздрачёв занял директорское кресло ещё в конце мая, столь необходимого ему утверждения от Ильи Клебанова до сих пор не последовало.

Вместе с тем нынешний директор и его сторонники тоже не сидят сложа руки и предпринимают свои контрмеры. В конце декабря, сразу же после того, как в Борок приезжала областная комиссия, один из лидеров «оппозиции» - замдиректора заповедника по научной части Николай Зеленецкий был уволен с формулировкой «за прогул». Причём прогулом ему засчитали тот самый день, когда Николай Михайлович ездил в Вологду, на встречу с вице-губернатором Виктором Рябишиным. Одновременно сторонники директора пытаются создать в Борке свою ветеранскую организацию, обвинив Василия Нестеренко чуть ли не в самовольном присвоении статуса местного ветеранского лидера.

«Меня не предали, а продали!»

Наконец, миновав живописные ворота на кордоне Вауч, редакционная машина въехала на территорию заповедника. Ещё 9 километров - и мы в Борке. По первому впечатлению нынешний директор не производит впечатление классического злодея - наоборот, перед нами типичный учёный-администратор с интеллигентным лицом и начинающей седеть бородой, облачённый в пятнистую полевую форму.

- Я считаю, что меня не предали, а продали! - начал свой монолог Валерий Ноздрачёв. - Обстановку накаляют представители живущих в Борке 12 семей, которые в бытность директором Шалыбкова были бригадирами в промысловом предприятии. В зимний сезон, по некоторым сведениям, они ежемесячно получали от лова рыбы по 40 тысяч рублей, то есть во много раз больше своей официальной зарплаты. Терять такие деньги они, естественно, не хотят, а потому и требуют обратной замены меня на Шалыбкова.

Что же касается инспекторов охраны, уволенных за якобы допущенные нарушения и восстановленных мной в должности, то даже поверхностный анализ их дел показывает, что прежним руководством они были лишены работы по явно сфабрикованным обвинениям. Видимо, для того, чтобы не мешать Шалыбкову и его рыбакам бесконтрольно ловить рыбу на территории заповедника.

Ведь в 2008-м и 2009-м годах охрана Дарвинского заповедника признавалась одной из лучших в России, а затем, при моём предшественнике чуть ли не в одночасье почему-то оказалась плохой. Вообще, по моему мнению, при всей важности научной работы в заповеднике доминантной должна быть его охрана. Ведь именно это и позволит сохранить уникальную природу заповедника в её нынешнем виде.

Теперь по Николаю Зеленецкому. Да, он действительно был уволен. Но не за то, что ездил жаловаться на меня в Вологду, а именно за прогул! Кстати, вскрылись и другие нарушения трудовой дисциплины Николая Михайловича. Также была наказана и отсутствовавшая на работе в один день с Зеленецким его подчинённая, научный сотрудник заповедника (она также ездила в Вологду на встречу с Рябишиным - прим. ред.). Ей объявлен выговор. Еще оппоненты вменяют мне отсутствие опыта работы в заповедниках. Но я прошёл курсы повышения квалификации в Экоцентре и уже получил соответствующие документы.

- Это склока, большая склока, - вторит нынешнему директору бывший руководитель заповедника, а ныне его ведущий научный сотрудник Андрей Кузнецов. - И хуже всего то, что эта склока, в которую ныне втянуты многие сотрудники заповедника и жители Борка, срежиссирована теми людьми, кто до того, как писать жалобы на Ноздрачёва, точно так же писал их и на меня. Я уважаю Николая Зеленецкого как учёного, но не понимаю его как человека. Точнее, как человека мне его жаль, ибо он стал послушным исполнителем воли Шалыбкова и Нестеренко. Оба они хотят снова занять директорское кресло. Причём в первую очередь, как мне кажется, такие планы вынашивает Василий Васильевич.

Оппонентам тоже есть что сказать!

Кстати, идти за комментарием к Василию Нестеренко нам далеко не пришлось. Он сам, узнав о приезде в Борок журналистов из Вологды, пришёл в административное здание. Как-то само собой у посетителя, а в прошлом также директора заповедника, вспыхнула пикировка с находившимся здесь же Валерием Ноздрачёвым, быстро вылившаяся в завуалированные оскорбления. От греха подальше мы вышли с Василием Васильевичем на улицу, а дальнейшее общение продолжили уже у него дома.

- Мы живём здесь как на вулкане. Всё началось ещё при Кузнецове. Когда он был директором, на строительство дороги к заповеднику было выделено 100 миллионов рублей. Шесть километров трассы построили, а три почему-то нет. Кузнецова сняли. Пришёл Шалыбков. Всё стало более-менее налаживаться, но тут нового директора неожиданно вызвали в Москву и в один день уволили. Якобы за ловлю рыбы на территории заповедника. Но я считаю, что Андрея Анатольевича просто подставили. Ну а потом приехал Ноздрачёв и стал творить непонятно что, откровенно издеваясь над неугодными ему людьми. Причём он не только походя издевается над сотрудниками и ветеранами, отдавшими заповеднику многие десятилетия своей трудовой биографии, но и фактически стравливает угодных ему сотрудников с неугодными.

Говорите, меня обвиняют в том, что я сам срежиссировал смуту, чтобы под шумок снова занять кресло директора? Отвечу честно - я не строю никаких карьерных планов. Мне легче и проще жить пенсионером. Поэтому даже если мне снова предложат возглавить заповедник - я откажусь. Вместе с тем не исключаю того, что если директором опять будет Андрей Шалыбков, который попросит меня о помощи, я, может, год - а может, полтора стану ему помогать.

Много претензий к нынешнему руководителю заповедника накопилось и в семье Николая Зеленецкого. Обижен на Ноздрачёва не только глава семьи, но и его родственник, который ныне работает участковым инспектором по охране заповедника: «К Ноздрачёву обратился мой дед - Александр Петрович Кузовенков, который проработал в заповеднике почти 40 лет! - попросил трактор, чтобы привезти из леса заготовленные дрова. Но Ноздрачёв, который сам работает тут без году неделя, прославленному ветерану отказал. Видимо, потому, что он не из «правильной», на его взгляд, семьи, которая не хочет мириться с его произволом».

- Увидев, что команда, которую привёл с собой Ноздрачёв, - это не те люди, которые станут работать во благо заповедника, я не стал об этом молчать и делать вид, что всё у нас хорошо, - рассказал свою грустную историю уже сам Николай Зеленецкий. - За что и пострадал. Написал всё как есть, не побоялся приехать в Вологду и рассказать правду о творящихся у нас вещах - а меня уволили. Кстати, нас в тот день собиралось ехать почти полтора десятка человек. Но нынешняя администрация чинила людям всякие препоны - не давала транспорт, не отпускала с работы. Добирались кто как мог. Я предварительно написал заявление, попросив предоставить день за «свой счёт», - но на него наложили резолюцию: «не понятна причина отлучки». Потом я вроде бы устно договорился об отгуле с заместителем Ноздрачёва, но практически сразу же после возвращения мне сказали «Пиши по собственному». Я отказался, и меня уволили...

Занимался ли я промысловым ловом рыбы на сопредельной к заповеднику территории? Да, занимался. А куда было деваться в 90-е и потом, когда нас основательно «прижали» с зарплатой? Жить-то надо как-то было! Но тогда все рыбу ловили. Тот же Кузнецов сетки ставил. Но теперь он в почёте, потому что новому директору потакает.

Вместо эпилога

Получить комментарий у Андрея Шалыбкова нам не удалось. Ныне он постоянно проживает в Москве, лишь изредка наведываясь на Вологодчину. Хотя дом в Борке по-прежнему имеет. При этом мы сознательно не стали расставлять акценты в этой конфликтной и запутанной истории. Как всегда, у каждой из противоборствующих сторон - своя правда, свои доводы и аргументы. Тем более что в конфликт оказались втянуты многие люди из науки, имеющие обострённое понятие о чести и справедливости.

Вместе с тем нельзя не сказать о другом. Противостояние происходит на территории закрытого и обычно спрятанного от посторонних взгляд, небольшого по площади социума, которым и является деревня Борок. Кипящие здесь страсти напоминают пар в поставленной на огонь маленькой кастрюле. Того и гляди - снесёт крышку. А так как многие мужчины тут по роду деятельности имеют карабины и другое оружие, подобная горячесть, уже сейчас едва не переваливающая через край, чревата самыми непредсказуемыми последствиями.

И если в ближайшее время руководители Минприроды как-то не сгладят ситуацию, в том числе и кадровую, в Дарвинском заповеднике придётся вводить новый режим. Охраняя на его территории уже не зверей, а людей. Друг от друга...

Владимир Романов

http://www.krassever.ru/news/piece_of_news_14628.html


Просмотров: 724 | Добавил: saygon3 | Теги: браконьеры, Молога, рыбалка, заповедник | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2019 | Сайт управляется системой uCoz